Maxim Sladkov (sladkovm) wrote,
Maxim Sladkov
sladkovm

Category:

Утрехт: день последний.

Просыпались долго, раззували глаза по очереди, оценивали обстановку - спящий штиль товарищей говорил, что нужно брать с них пример. Но, все же, с третьей попытки, барьер был взят - мы были на ногах, которые ужасно болели после затяжных прогулок накануне.
У Сани хороше. Даже после вчерашнего. Он занимает две маленькие комнаты на первом этаже двухэтажной квартиры в мароканском квартале. На втором этаже обосновалась семья - бывшие одесситы: Костя, который занимается песком, а точнее физикой дисперсионных (!я так думаю!) сред в Лейдене, мама, имя которой я не помню и сын, который учится играть на скрипке и, именно его виртуозность послужила катализатором нашего: "доброе утро, голландская страна!".
Позавтракав макаронами с сыром (и чего это я никогда дне делаю себе макароны с сыром?) и салатом из свежих (это уточнение специально для украинских анонимных читателей) овощей, выслушав наивно-ненавящевую лекцию о том, что "в советское время УУУ, а Голландия это так - неприятное стечение обстоятельств", мы наметили на карте место потенциально стопа в Утрехте, выяснили номера автобусов, на которых мы туда доедем, Шура совершил утренний СМС ритуал, и мы покинули замечательную одесскую обитель в мароканском квартале на территории Утрехта, что в Голландии.
Попрощались с Сашей. Выдвинулись. Ноги гудели, и о том, чтоб идти пешком до Central Station не могло быть и речи... Шура пробовал что-то заикнуться, но я пресек его дезорганизационные намерения в зародыше. Не потому, что я эгоист, а потому что я старше и лучше знаю..., как страшно у меня болят ноги...
На автобусной остановке сфотографировали небо, Шуру, дорогу, меня... - меня неудачно; наверное потому, что я все-таки старше.
Через томительных пол-часа, автобус подъехал, но оказалось, что он едет в обратном, к нужному нам, направлении. Пришлось перейти на другую сторону дороги, дождаться пока водитель отдохнет, двигатель отдышится и, сесть в тот же автобус. "Oh, ehglish men again" - мне всегда льстит, когда мне говорят, что я англичанин, не Шуре же он это сказал - Шуру у нас турком называют.
Поехали. На Central Station пересели в другой автобус, на котором нужно было ехать до поворота куда-то, причем после поворота - это уже поздно. Но мы достойно справились и пропустили все что было до и после поворота, таким образом, доехав до самой конечной. Автобус, на котором мы приехали, сразу же куда-то скрылся, а ждать другого нам никак не улыбалось, так как было уже около четырех часов, а время у нас в Голландии зимнее - темнеет рано, а до Гронингена двести километров. Автостопом.
Самое сложное в автостопе - это уехать из города. Из незнакомого города - это еще сложней. Нужно найти шоссе, которое ведет в нужном направлении, но при этом на самом шоссе стоять нельзя, и просто бестолку - машини несутся с такой скорость, что даже самый расположеный к автостопщикам водитель не будет жать на тормоза - тем самым нарушая непоколебимое верховенство скорости на хайвее. Нужна или заправка или выезд на хайвей - в незнакомом городе, расположение этих объектов, к сожелению, мне не известно.
Пока я рассуждал о бренности бытия автостопщика и попутно фотографировал окрестности, Шура изучал карту Утрехта. Через некоторое время он сообщил, что поблизости есть хайвей, к которому нужно идти и нефиг ждать автобуса. Я упираться не стал, потому что я старше и всегда поддерживаю молодые инициативы.
По дороге к назначенной точке Х (хайвей), мы обнаружили пару замечательных ботинок, обсудили перспективы выращивания кукурузы в Голландии, возможности ее заимствования во временное пользование с поля, которое было по правую руку и, наконец-то вышли на съезд к шоссе, которое по расчетам, должно было вести на север, то есть в Гронинген. К этому времени, солнце уже начало садится и у нас оставалось не более часа, чтоб поймать какие-нибудь колеса - хотя бы до ближайшей заправки, так как место для стопа было - хуже не придумаешь. Сплошная полоса вдоль обочины говорила, что если нам кто-то и остановится, то это будет самый законченный альтруист и нам с Шурой прийдется всю дорогу слушать речи о толлерантности, терпимости, помощи ближнему и проч.
По истечению часа, проследив, как солнце садится за горизонт, мы поняли, что лекции об альтруизме сегодня не будет, а будет поезд, который, при наличии дискаунт карточки, обойдется нам в 15 евро на единицу прехавшего учится в Голландию укринского населения. Но как водится, у настоящих представителей пролетариата, дискаунт карточек не бывает - их заменяют идеи.
Для воплощения же идей в жизнь, нужна была кредитная банковская карточка, но у пролетариата, которым мы с Шурой безусловно являемся - видели бы вы наш месячный income, на карточке денег нет. Пришлось еще раз звонить Саше и договариваться о том, что он приедет на вокзал, купит в автомате нам билет с дискаунтом, а мы ему вернем деньги наличными.
Сели в автобус, поехили на Central station. Где-то на пол-пути уступили место голландским старушкам. Те восприняли это с таким удивлением, что не удержались и воскликнули: "fantastisch!". Если б не это "фантастиш", то я едва бы упомянул этот малозначительный момент, а так задумался...
На вокзале встетили Сашу, купили билеты, сели в поезд. Оставалась последняя творческая миссия - поиск в поезде человека, который тоже едет в Гронинген и у котороге есть дискаунт, по которому он может провезти еще четырех человек.
Нужно признать, что поезд был полон, что по голландским меркам означает, что сидячих мест не было и многие люди просто стояли в тамбуре, где, кстати, курить нельзя (так FYI вставка). В одном из таких тамбуров мы и нашли девушку, которой было с нами по пути, а точнее нам с ней - ведь именно она являлась обладателем нашего разрешения на билет в рай Гронинген, с 40% скидкой. Сев на свой дорожный рюкзак я уснул. Через некоторое время, девушка меня разбудила и сообщила, что у нас проблема - она едет не с Утрехта, что может вызвать явное подозрение, что мы не вместе. Ах, чтоб вам! Пол-поезда было уже опроошено на предмет конечной точки следования, и оставались крайне призрачные шансы, что человек с дискуантом, удовлетворяющий всем маршрутным требованим будет найден.
На поиски пошел я. Не потому, что я старше, а потому, что... не знаю, в общем, почему.
В слудующем тамбуре мне сказали, что в Гронинген не едут и даже спросили, зачем им туда вообще? Ответив: "It's pretty nice place", я двинулся дальше, не потому, что у меня не было аргументов в пользу прилекательности Гронингена, а потому, что угроза быть оштрафованным за, скажем так, хитрости с Голландской железной дорогой, была все ближе и ближе. Опрос следующего вагона так же не дал позитивного результата, а в тамбуре оказался немец, который ехал в Гамбург, что можно сделать и через Гронинген, но он ехал через Цволле. Оставался последний вагон. Дойдя до его серидины, мое внимание было обращено на скромно сидящую девушечку в очечечьках, читающую Дена Браунчика. Не знаю каким местом я это почувствовал, но что-то мне подсказало, что это она! На вопрос: "Are you going to Groningen?" (кто меня знает, то поймет, что внезапный вопрос такого рода в моем исполнении, хоть и привлечет внимание всего вагона, но при этом может оставить персону, которой вопрос адрессован, заикой на всю жизнь) девушка встрепенулась и, как все в принципе, ответила: "Yes, this train is going to Groningen". Дальше, потратив несколько минут на то, чтоб выяснить, что девушка, все-таки, в Гронинген едет, и что дискаунт у нее есть, пришлось настоять на том, что она должа мне помочь и сообщить контролеру, что я еду с ней, что, нужно признать, потребовало у меня определенных навыков дипломатии. Безусловно, в моем понимании этого слова.
Договорившись с новоявленым гарантом, я пошел забирать Шуру. В тамбуре, который в полном составе не ехал в Гронинген, какая-то девушка предлагала свою дискаунт-помощь, даже не взирая на то, что ехала она только до Цволле, но коль дело было сделано, то пришлось ее поблагодарить и пообещать, что в следующий раз, только с ней, только с 40% скидкой - куда угодно.
Вернувшись с Шурой, попробовал завязать с нашей спутницей беседу, но она была так увлечена, разоблачающим все поднаготную нашего грешного мира, Деном Брауном, что мне удалось лишь узнать, что изучает она фармацевтику, и более того, является одногрупницей хозяйки, в доме которой я снимаю комнату. Зная свою хозяйку, я решил, что продолжать попытки затеять беседу есть занятие пустое, и, сморенный усталостью, моментально уснул, в неудобной позе.
Проснулся от того, что Шура, сидевший напротив, пинал мои ноги. Шея, после неудобной позы, ужасно болела, а над головой склонился контролер, всем своим видом демонстрируя желание увидеть наши билеты. Как и следовало ожидать, в кармане, в который можно было залезть не вставая, билетов не оказалось. По этому, пришлось, невзирая на боль в шее, встать с кресла, выложить, поочередно, из всех карманов всякий хлам и лишь, после того, как у Шуры в руках оказались: фотоаппарат, шапка, перчатки, пакетик "носовых" салфеток, ключи от кватртиры, где деньги (к сожелению не) лежат, - передать в руки представителя железнодорожного стражепорядка наши билеты.
Не знаю по какой причине: толи так его потешил прцесс моего поиска билетов, толи просто работы было у него много, но про дискаунт карт он даже не спросил, прокомпостировал дату и пошел дальше по вагону.
Всю оставшуюся дорогу до Гронингена спал. После поезда болели не только ноги. но и шея. Пошли к Шуре, у которого остался мой велосипед. Благо, Гронигнен не такой большой, как Утрехт, и дорога заняла не более 15 минут. Съев у Шуры все запасы шоколады, и уменьшив запас апельсинов, уехал домой, где без тех же задних ног, что и в Утрехте, завалился спать, предварительно выключив будильник - то достижение цивилизации, которое напоминает о том, что кроме автостопа, и проезда по чужому дискаунту, которые являются свободами, есть еще master project в университете, который является обязанностью.
Subscribe

promo sladkovm december 6, 2013 21:58 84
Buy for 100 tokens
В 1984 году Франческо Мозер установил новый часовой рекорд на треке и стал первым в истории велосипедистом, который преодолел рубеж 50 км, улучшив при этом результат великолепного Эдди Меркса почти на 2 километра. Подготовкой Мозера занимался итальянский физиолог Франческо Конкони - пионер…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments